На Главную :: Греческая газета :: Сетевая версия

АРХИВ 2002 - 2003

17.01.19

  Дружба
Вне времени
и режимов
 

 Кала
Христугенна
И веселого
Нового года!

 Оазис
безопасности
Греция

АРХИВ
весь архив >>>  
КАРТА САЙТА
  ГЛАВНАЯ
  ПОСЛЕДНИЙ НОМЕР
  АРХИВ
  О ГРЕЦИИ
  СТАТЬИ
№9 Летний номер 2003 года
ПОСВЯЩЕНИЕ 
 
Вся правда о Каподистрии 172 года спустя

Тайный революционер

 

Обычно про ложь говорят, что на ней далеко не уедешь. Однако ложь, подкрепляющая официальную трактовку новейшей греческой истории относительно того, как была подготовлена революция 1821 года против османского ига, насчитывает 172 года.

Были приложены все усилия к тому, чтобы скрыть тот факт, что человеком, осуществившим мечту освобождения Греции, спланировавшим революцию и руководившим ею, был граф Иоаннис Каподистрия.

Официальная версия относит к 1814 г. учреждение в Одессе «Филики Этерия» («Дружеского Общества») — которая, как принято считать, подготовила революцию 1821 года — и приписывает идею заимствования обществом масонских практик мелкому торговцу с Патмоса по имени Ксанфос, которого считает соучредителем наряду с Николаосом Скуфасом и Афанасием Тсакаловым.

Правда состоит в том, что «Филики Этерия» имела «незримую высшую власть», как признается сам Ксанфос, Н. Спилиадис пишет, что «Скуфас, прибывший с севера, из Москвы, посланцем Тайного Общества Друзей, стал посвящать греков в его тайны в 1816 г.». Афанасий Тсакалов, будучи членом «Грекоязычного странноприимного дома»1 (тайного общества, основанного в Париже в 1809 г.), в 1814–1815 гг. находился в Вене, откуда в приехал в Москву, а из Москвы — в Одессу. Этому предшествовала встреча в России Каподистрии, Ромаса и Маврокордатоса, о которой известно только из масонских архивов.

Из официальных архивов «Филики Этерии» следует, что никто не был посвящен до 1816 г. и что Ксанфос никого не посвятил до 1817 года. Также из них следует, что «Филики Этерия» никогда не имела контроля над Семью Островами. Некоторые так называемые историки относят это за счет «страха перед английской полицией» — и это при том, что там «главным смотрящим» был Димитриос Ромас.

Достойно внимания, как официальная версия пренебрегает официальными же архивами.

«Ложа Любви к Нации» на Керкире

Официальная трактовка событий, связанных с возрождением Греции, призвана служить политической целесообразности тех сил, которые поставили под свой контроль «независимое греческое государство» после убийства Каподистрии, равным образом как и цели «обеления» их грекоязычных пособников.

Революция 1821 г. явилась результатом единого революционного процесса, начало которому было положено движением Ригаса Фереоса. Французская революция оказала влияние прежде всего на греков диаспоры и при посредстве Ригаса распространилась на Балканы и Грецию (знаток греческого Досифей Обрадович, вызвавший к жизни Сербскую идею, был связан с движением Ригаса). После убийства Ригаса турками в Белграде в 1798 году пламя перекинулось на свободную Керкиру и овладело умами видных масонов острова.

На Керкире задолго до описываемых событий, в 5 717 (1771) г. была учреждена Ложа Великого Востока, принявшая Свет от Веронской ложи в 5782 (1782) г. Сведения о деятельности этой Ложи весьма немногочисленны и обрывочны. Когда в 1797 г. Семь Островов были захвачены французами, Ложа Керкиры претерпела влияние якобинских революционных идей. Представляется очевидным, что в 1799 г. Ложа откололась от масонского движения и стала «Ложей Любви к Нации» (Филогенос Стоа), поставившей перед собой цель освобождения нации.2 Роль Иоанниса Каподистрии в этом процессе не подтверждена документами. Однако исподволь проступает его руководство.3 Революционная «Ложа Любви к Нации» и ее члены скорее всего и были кузницей Греческой революции. Когда в 1811 г. граф Дионисий Ромас возглавил Ложу Керкиры, он вернул ее в лоно мирового масонского движения, связав ее с французским Великим Востоком под названием «Благодеяние — Народолюбие». Сохранение названия «Народолюбие» говорит о том, что и «легализованная» Ложа продолжила дело «подпольной». В 1814 г. Ромас связал Ложу Семи Островов с английской Ложей и перенес ее резиденцию на Закинф.

В 1797 году Ионические острова, входящие в Венецианскую республику, перешли под власть наполеоновской Франции после захвата Венеции. В 1799 г. Россия и Турция совместными усилиями выбили французов с островов. Под протекторатом России в 1800 г. образовалось первое после падения Константинополя независимое греческое государство — Республика Семи Островов. Первым президентом Сената Республики, кому в 1801 г. выпала честь проскакать по Константинополю, чтобы получить фирман о государственном самоопределении, был Антониос Каподистрия, отец Иоанниса. Великая Идея воссоздания Большой Греции родилась на Семи Островах именно в это время.

В 1803 г. по принятии «демократической» конституции, составленной Иоаннисом Каподистрией, Президентом Сената был избран граф Теотокис, а обязанности Генерального Секретаря Державы (Канцлера) принял Иоаннис Каподистрия в возрасте 27 лет. Несколько месяцев спустя Теотокис умер и единственным реальным правителем Ионического государства стал граф Каподистрия, в то время как его отец покинул политическую авансцену. План Революции

Революция 1821 года обязана своим успехом тому обстоятельству, что она была спланирована с учетом комплексного представления о международной политике, на основе реального расклада стратегических сил в регионе и опиралась исключительно на греческий потенциал. Успех Греческой революции — а ведь ей предшествовали десятки захлебнувшихся выступлений, таких как движение братьев Орловых в 1769 г. — строился на гениальном планировании и точном выборе времени выступления.

Так каков же был план революции?

Главный удар повстанцев был нанесен на Пелопоннесе. Ему предшествовали два отвлекающих маневра. Первый — в Эпире в виде восстания янинского Али-паши, вознамерившегося стать независимым от султана властителем, а второй — в Молдавии и Валахии, где в феврале 1821 г. выступил Александрос Ипсиланти (который в соответствии с официальной версией провозгласил тогда Греческую революцию на Ясии).

В чем был смысл этих отвлекающих маневров? Для подавления восстания Али-паши было послано войско Пелопоннеса и Румели, причем албанцы воевали то с Али, то с турками. Движение Ипсиланти в Молдавии и Валахии внушило Блистательной Порте страх перед возможным нападением русской армии, для предотвращения чего османские войска в Македонии и Фракии были переброшены на Дунай. Соответственно, главный удар восстания был нанесен там, где не было сколько-нибудь значительных турецких сил.

То, насколько увязывается с этим стратегическим планированием официальная версия о подготовке революции тремя простыми вышедшими из народа греческими переселенцами, — вопрос, достойный отдельного исследования.

Единственным греком, который был в состоянии разработать эти действия, ибо знал геополитическую обстановку и тенденции русско-турецких отношений и мог оказывать влияние на международную политику, был граф Иоаннис Каподистрия, статс-секретарь по иностранным делам при императоре Александре I с 1815 по 1822 г.

С Керкиры в царский дворец

Каподистрия, после передачи царем Семи Островов Наполеону по условиям тильзитского мира в 1807 г. , был приглашен в Санкт-Петербург тогдашним царским статс-секретарем по иностранным делам Румянцевым при посредничестве закинфского графа Георгия Мочениго для поступления на русскую дипломатическую службу. Он прибыл в Петербург 16 января 1809 г. и был зачислен внештатным атташе. В 1811 г. он получил штатное назначение в русском посольстве в Вене в ранге атташе по торговым делам.

В 1812 г. из-за продолжающейся Русско-турецкой войны он перешел в дипломатический штат главнокомандующего дунайской армией. Там он познакомился с греческим генералом Комниным и греческим же дипломатом Родофиникисом, руководившим сербским восстанием. После подписания бухарестского договора Каподистрия, оказав щедрую помощь сербам, предоставленным теперь самим себе перед лицом турецкой угрозы, последовал за новым предводителем дунайской армии адмиралом Цыгановым, назначенным главнокомандующим русской армией, принявшей на себя удар Наполеона. Он оставался при дипломатическом штабе главнокомандующего, пока его не призвал к себе государь, оценивший его вклад в боевые действия (Каподистрия организовал сеть сбора и обмена информацией в русской армии). В 1913 г., после Лейпцигского сражения, царь возложил на него миссию вывести Швейцарию из-под французского протектората и восстановить единство страны, скрепив его новой конституцией.

После написания Конституции Швейцарии, которая предусматривала ее нейтралитет (так Каподистрия стал, по сути дела, творцом швейцарской государственности), он был призван для заседания в венском конгрессе в качестве наименее титулованного его участника с русской стороны, ибо государь посчитал, что и здесь он сможет переиграть Меттерниха, как это ему удалось в Швейцарии.

Во время конгресса Каподистрия был произведен сперва в первого советника императора по дипломатическим делам, а впоследствии и в министра иностранных дел — статс-секретаря. Формальное его назначение состоялось в 1815 г.

Итак, Каподистрия мог организовать революцию. Что же убеждает нас в том, что он действительно это сделал?

Пламя восстания

Наполеоновские войны изменили не только расстановку сил в европейской политике, но и вызвали значительные перемены на захваченных османами Балканах. Русско-турецкий альянс в Республике Семи Островов был недолгим. Направляясь в Египет, Наполеон заручился дружбой c Турцией, которую намеревался использовать, чтобы оттянуть силы русской армии.

Российская дипломатия в ответ спровоцировала Сербское восстание 1803 года, а Турция, следуя советам Франции, учинила гонения на подозреваемых в повстанческих настроениях греков (походы Али-паши против сулиотов в 1803-1804 гг., истребление капитанов на Пелопоннесе, когда было уничтожено большинство колокотронисов, а Феодор спасся на Закинфе при помощи муртзинов из Мани).

В 1806 году началась вполне предсказуемая после поражения России под Аустерлицем русско-турецкая война. В рамках этой войны турки (Янинский Али-паша) при помощи наполеоновских поставок боеприпасов занимают Левкаду (Агия Мавра).

Сенат Ионической Республики посылает на Левкаду верховным комиссаром «канцлера» Иоанниса Каподистрию, который вместе с греком — генералом русской армии Пападопулосом создает первую настоящую греческую армию, набирая в нее не только сулиотов, но и уроженцев Пелопоннеса и капитанов-румелиотов. В тылу Али-паши он проводил смелые отвлекающие маневры, координируя действия Катсандониса, Иска и других. Для подкрепления сил Первого сербского восстания (1803–1808 гг.), Никос Тсарас осуществил легендарный войсковой бросок через Олимп к Сербии, согласовывая действия с русским адмиралом Синявиным, находившимся в Эгейском море.

На Левкаде Каподистрия познакомился с митрополитом Арты — позднее Унгровалахии — Игнатием, духовным отцом сулиотов (который останется его другом и пособником до самой своей смерти), и Колокотронисом, которому поручил пиратские набеги в Эгейском море.

Иоаннис Каподистрия, несомненно, разделявший Великую Идею возрождения Эллады, на собрании капитанов на побережье Магемена в Левкаде после отражения нападения Али-паши (1807 г.) сказал: «Вскоре Родина призовет вас для цели более высокой». «Вскоре» несколько запоздало, поскольку царь Николай по условиям Тильзитского мира передал острова Наполеону.

Итак, в 1807 г. на Ионические острова снова приходят французы. Каподистрия удаляется от дел. Однако Д. Ромас вместе с Колокотронисом предлагают французскому управляющему островов сформировать военные силы для освобождения Греции, вооружение для которых предоставили бы французы. Восстание было задумано греко-турецким. Союзником Колокотрониса стал Лалеос Фармакис. План стал невыполнимым после 1809 г., когда острова заняли французы.

Пламя Великой Идеи разгорается снова после победы России над Наполеоном. Во время Венского Конгресса Каподистрия встречается со всеми именитыми греками, собравшимися там (митрополит Игнатий, Инфимий Газис, Георгиос Ставру, Андреас Мустуксидис, Филиппос Хатзис, братья Балаки, генерал Дукас, служивший австрийской армии, Иоаннис Маврогенис, консул Турции в Вене и другие, среди которых был и Афанасий Тсакалов). К тому же Каподистрия старался завязать знакомство с греческими кругами с 1811 г.

Судьба распорядилась так, что в Вене, там, где зародилось движение Ригаса, вырисовалась мечта о свободе Греции.

Повстанческое движение

Первым действием Каподистрии в Вене было создание Филомусон Этерии (Общества Друзей Муз), в которую в качестве члена ему удалось привлечь и самого государя. Так он создал легальный орган, при помощи которого греки могли осуществлять великую Цель, а также собирать средства для огромных нужд грядущей борьбы в «легальную кассу».

Вторым шагом было создание «нелегального механизма» Филики Этерии, которая должна была формировать армию революции. Эта миссия была возложена на Тсакалова и Скуфаса, которые обратились к народным слоям. Филики Этерия, как мы сказали, обладала некой незримой высшей властью: в ней не было Лидера. Однако все взгляды были устремлены на Каподистрию. Если нужно персонифицировать эту Власть и назвать имена, этими именами были бы Иоаннис Каподистрия, Дионисий Ромас, митрополит Игнатий. За ними следовали Андреас Мустоксидис и, вероятно, Александр Маврокордатос.

Два неизбежных убийства и одна жертва

Когда революционная атмосфера на Пелопоннесе накалилась, к Каподистрии начали прибывать посланцы. Петробеис Мавромихалис посылает Кирьякоса Камариноса. Ему Каподистрия сказал — по Спилиадису — что «нужно подстрекать к восстанию какого-нибудь турка и чтобы греки присоединились к нему, а в Мани концентрировались войска, ожидая дальнейшего развития событий». Камаринос не понял этого сообщения и, отправляясь из Санкт-Петербурга в Одессу, передал лишь то, что Каподистрия сообщил ему о негативном отношении Александра I к повстанцам. Камаринос был убит, еще не успев добраться до Пелопоннеса.

Еще один авантюрист, Николай Галатис (дальний племянник Каподистрии), одним из первых завербованный Скуфасом, посетил Каподистрию с тем, чтобы тот посвятил его в вожди Этерии. С Галатисом Тсакалов расправился неподалеку от острова Спецес.

В начале 1820 г. Каподистрия принял в Петербурге Ксанфоса (точная дата их встречи четко не установлена) и указал ему на Александроса Ипсиланти в качестве лидера Филики Этерии.

Сам Ипсиланти незадолго до смерти в своем послании царю Николаю I в 1827 г. пишет, что Каподистрия в своих советах всячески подстрекал его к началу восстания4. Как пишет Анита Праса, «Каподистрия хотел привлечь Ипсиланти, поскольку тот был генералом русской армии и был вхож к императору, чтобы при начале военных действий отношения России и Турции осложнились, а Каподистрия, воспользовавшись этим, смог бы втянуть царя в войну с Турцией».

В 1820 г. в Польше Каподистрия принял Панайотиса Кревватаса. Он доставил Ипсиланти, который меж тем занял пост комиссара в Филики Этерии, сигнал к началу восстания в Молдавии и Валахии.

Ипсиланти в своих письмах из австрийской тюрьмы, куда был брошен после неудачного восстания, писал, что встречался с Каподистрией, прежде, чем провозгласить революцию, и излагал ему свой замысел начать восстание с Молдавии и Валахии (в основном потому, что ожидал помощи от России), и что Каподистрия, как пишет Ипсиланти, «согласился и поддержал его». (В своих собственных записках царю Николаю и послам Великих Держав Каподистрия относительно этой же встречи утверждает, что отговаривал его. Оба документа — дипломатические и служат достижению собственной цели, а не автобиографические, как полагают некоторые, и поэтому Каподистрия пишет то, что ему выгодно, а не то, что является истиной).

Революционер-монах

Подытожим то, что нам известно. Великая греческая революция непосредственно связана с движением Ригаса, которое было продолжено Ложей Филогенос на Керкире. После второго захвата Керкиры французами Иоаннис уехал в Россию. Очевидно, что Каподистрия принял на себя священный долг исполнения Великой Идеи. Как только он приезжает в Петербург, рядом с ним оказывается Митрополит Игнатий. Следуя заговорщицким традициям — и вполне в духе тамплиеров — он учредил в Вене Общество Друзей Муз (Филомусо Этерия), которая была «передовым отрядом». Скорее всего, в Вене он формально принял на себя свою высокую миссию, потребовавшую от него и монашеского пострига.

Несколько позже он решает учредить и «ударную силу» — Филики Этерия.

Тот факт, что он принял монашескую схиму, очевиден не только из того, что он постоянно одевался в черное, но также из неожиданно сделанного им Роксане Струдзе заявления, что он не может на ней жениться, в то время как весь русский двор ждал этого брака. Как пишет проф. Элени Куку, он объявил ей: «Я должен принести себя в жертву борьбе за свою родину, за Грецию, и этот жертвенный путь я должен проделать один».

Центр руководства Революцией сложился вокруг Каподистрии в России с того момента, как он взял на себя осуществление Мечты. Патриарх Григорий III, по свидетельству Макриянниса, послал Каподистрии греческого офицера на русской военной службе Леондаридиса, чтобы передать ему все тайны Ригаса, известные Патриархии. Затем Леондаридис становится монахом и создает в Молдавии монастырь, который станет впоследствии средоточием революционного движения. В России ложа «Овидий» в Кишиневе также была центром Греческой Революции. Интересен тот факт, что именно Каподистрия выхлопотал высылку Пушкина в Кишинев, а не на Кавказ, где шла работа — на основе французских текстов — по созданию Конституции будущей Греческой Республики.

У Каподистрии к тому моменту уже был опыт премьерства в Республике Семи Островов, главнокомандующего Левкады и главы контрразведки при русской армии, сражавшейся с Наполеоном, а также министра иностранных дел России.

Нам уже известно, кто продумал два отвлекающих маневра и кто и по какой причине избрал Пелопоннес очагом революции. Мы знаем также, посредством чего тзавелейцев и ботсарейцев удалось вовлечь в борьбу на стороне Али-паши, вырезавшего стольких сулиотов — конечно же при помощи Игнатия, их духовного пастыря сулиотов. Из архивов австрийской тайной полиции становится понятно, что Георгиос Ставру, соратник Каподистрии, был тайным посланником Али-паши в Вене. Это служит одним из ключей к пониманию восстания Али-паши. Второй ключ — советы, исходящие из окружающих его греков, которыми руководил Д. Ромас.

Большая Греция

План Каподистрии, который он излагал в своей записке к Великим Державам, предполагал свободу Большой Греции (Пелопоннес, Эпир, Македония, Крит, Смирна). Он верил в то, что сможет, используя свое положение, добиться на конгрессе в Троппау или позже в Вероне автономии для Греции при помощи царя. Когда он понял, что это невозможно, он отправился в Женеву (многим ему обязанную) и стал руководить оттуда — как и подобает великому лидеру «правительства в изгнании» — борьбой Греции, обеспечивая попутно международную поддержку и движение филэллинизма. Примечательно его послание к царю Николаю, в котором он пишет, что уехал в Швейцарию, чтобы «мир оставил его в покое», но не тут-то было — «греки, изгнанные из своих мест, приходили к нему прося о помощи» и при этом упоминает вскользь о бедах, постигших Хиос, Кипр, Кидонию и Псара.

Когда революция увенчалась дипломатическим успехом (Лондонский протокол от 6 июля, подписанный Россией, Англией и Францией), Каподистрия принял бразды правления получившегося в результате небольшого государства. Все революции, происшедшие в мире, и вся их писанная история предполагают, чтобы вожди победивших революционных движений становились во главе своих государств. Только в официальной греческой истории записано (пособниками чужеземцев), что правителем стал не вождь революции.

Достоин внимания также и тот факт, что, хотя в Лондонском протоколе зафиксировано согласие трех сторон в пользу четвертой (восставшей Греции) и в ущерб пятой (Османской Турции), история умалчивает о роли Каподистрии в этом дипломатическом соглашении. Следует отметить также и особую роль Д. Ромаса в смене курса английской политики. Однако нельзя забывать, что ему удалось достичь этого путем согласия с английским протекторатом над Грецией, чего Каподистрия никогда не допускал.

Смерть великого вождя

29 сентября 1831 года по григорианскому календарю (11 октября по юлианскому) создатель современной Греции и ее первый правитель Иоаннис Каподистрия был убит в Навплионе перед храмом Св. Спиридона.

Прошло 172 года с момента этого политического убийства, имевшего целью сбить греческий народ и греческую государственность с пути, намеченного Иоаннисом Каподистрией, а папка, содержащая документы, относящиеся к убийству Каподистрии, так и хранится в британских архивах под грифом «совершенно секретно», в то время как официальная греческая историография продолжает бездумно повторять несоответствия «официального дознания» 1831 года.

Все эти 172 года утверждается, что он был убит Мавромихалисами, стоявшими далеко от него, в то время как он был застрелен в упор, как это описано в заключении о смерти. Размеры ножа Гиоргоса Мавромихалиса, приобщенного к делу, явно меньше, чем величина раны, описанная медиками, констатировавшими смерть.

Пришло время теперь, спустя 172 года после его смерти, вскрыть всю глубину спланированной акции сокрытия, замалчивания и искажения исторической правды о Каподистрии, которая началась сразу после его гибели и продолжается до сих пор.

Большой проблемой представляется молчание соратников Каподистрии. Почему не написал Митрополит Игнатий? Почему не написали Андреас Метаксас и Андрес Мустоксидис? Тсакалов?

Ответ прост. Тайное движение Каподистрии не смирилось с поражением после убийства своего вождя. Оно оставалось активным, сохраняя пламя национальной идеи, и не было смысла открывать свои секреты противникам только ради восстановления исторической справедливости. Революционеры делают политику, а не историю. К тому же большинство греков и без того думали, что революцию подготовил Каподистрия.

Часть главных фигурантов, которые знали, перешли на сторону противников. Первыми — и лучшими — среди них были Д. Ромас и Г. Ставру. Скуфас умер еще до революции. Тсакалов был депутатом Собрания Аргоса (в свое время он был назначен Каподистрией главой образовательных учреждений Греции) и после его смерти навсегда перебрался в Москву, где и умер в 1851 году. Что до Колокотрониса, он лавировал между Ромасом и Каподистрией.

Чтобы еще больше прояснить обстоятельства убийства, надо отметить, что мастер Ложи Семи Островов с резиденцией на Закинфе граф Дионисий Ромас был теневым лидером проанглийского крыла и выдвигался в качестве соперника Каподистрии перед Национальным собранием, которое отдало предпочтение последнему.

Быть может, если бы открылись секретные архивы Соединенного Королевства, мы бы узнали о связи Ромаса с людьми, действительно убившими Каподистрию, ибо Мавромихалисы, просто присутствовавшие при убийстве, были использованы организаторами как «виновные, схваченные на месте преступления» для закрытия этого дела. Русский посол Рибопьер в своей записке об убийстве Каподистрии пишет, что у него нет сомнений в том, что «оружие в руку убийцы вложила Англия». Можно добавить, что решение об убийстве Каподистрии принималось на самом высоком уровне и не было принято в Греции. Возможно, что среди засекреченных бумаг и находится искомый документ.

Спиридон ХАТЗАРАС

Первопроходец европейской идеи (речь греческого премьера на открытии памятника И. Каподистрии)

Установление памятника Иоаннису Каподистрии в Санкт-Петербурге – это событие исключительного, символического значения как для долговременных греческо-российских связей, так и в контексте европейского измерения истории России и Санкт-Петербурга.

Я бы хотел выразить уважение от себя лично и благодарность правительства и всего греческого народа грекам России, которые подарили Санкт-Петербургу памятник первому правителю нового греческого государства. Этот жест напоминает о той символической роли, которую сыграла эта выдающаяся личность для наших народов, для общих моментов нашей истории, для наших связей.

Каподистрия родился на греческих Ионических островах, в области, обладающей особой исторической связью с Европой и европейской культурой. Иоаннис Каподистрия был одним из первопроходцев и вдохновителей идеи европейского единства, идеи, которая веет во всех его трудах и многолетней деятельности.

Он приехал в Россию, где в недолгий срок прошел все ступени дипломатической карьеры и оказался главой Министерства иностранных дел в период, когда Россия определяла свою связь с Европой. Будучи опытным политиком и дипломатом, он внес важнейший вклад в этот процесс. Его многогранная личность не ограничивалась службой и дипломатической деятельностью. Он развил связи как с греческими, так и с русскими представителями науки, литературы и искусства.

Когда в Греции началась национально-освободительная борьба, Каподистрия, занимая высокий пост, положительно воздействовал на российскую политику в этом направлении и возглавил филэллинское течение, которое вдохновило многих важных российских культурных и общественных деятелей, таких, как ваш национальный поэт Александр Пушкин и целый ряд других либеральных деятелей России.

Как только было создано современное греческое государство, Иоаннис Каподистрия стал его первым правителем, и это способствовало сближению только что основанного государства с Россией. Благородный, вдохновенный и бескомпромиссный руководитель государства, Каподистрия стал целью преступных кругов, которые в конце концов лишили его жизни, но тем самым и утвердили его в качестве исторического символа прогресса и развития современной Греции.

Сегодня этот памятник передается вашему городу с уверенностью, что Иоаннис Каподистрия, лидер, служивший до конца своей жизни высоким идеям, всегда будет олицетворять близость народов Греции и России. Но его фигура имеет символическое значение и для исторической перспективы сближения России с Европой, главным выражением которой является существование и уникальность этого города, 300-летие основания которого мы сейчас отмечаем.

назад >>> 

 © 2002-2003,
 ГРЕЧЕСКАЯ
 ГАЗЕТА