На Главную :: Греческая газета :: Сетевая версия

АРХИВ 2002 - 2003

21.05.19

  Дружба
Вне времени
и режимов
 

 Кала
Христугенна
И веселого
Нового года!

 Оазис
безопасности
Греция

АРХИВ
весь архив >>>  
КАРТА САЙТА
  ГЛАВНАЯ
  ПОСЛЕДНИЙ НОМЕР
  АРХИВ
  О ГРЕЦИИ
  СТАТЬИ
№8 Апрель - май 2003 года
ИНТЕРВЬЮ 
 
Эллинистика нынче в моде


 

Профессор Д. Яламас и ст. преподаватель А. Михайлова с группой студентов в библиотеке кафедры

Хороших преподавателей греческого языка у нас в стране очень-очень мало. Каждый, кто имеет отношение к изучению языка или к Греции вообще, — знает их в лицо или, по крайней мере, наслышан об их работах. Поэтому Дмитрий Афанасьевич Яламас в особом представлении вряд ли нуждается. Советник по культуре посольства Греции в Москве, доктор филологических наук, заведующий кафедрой византийской и новогреческой филологии филологического факультета МГУ. Он не только преподаватель языка. Он — человек, который на своей кафедре создает именно их: новое поколение хороших преподавателей греческого.

— Дмитрий Афанасьевич, история вашей кафедры на филфаке начинается с ее отделения от кафедры классической?

— Я бы сказал, что история нашей кафедры начинается со времен Крещения Руси.

— ???

— Как раз тогда Византия стала покровительницей Руси и, разумеется, предметом самого пристального изучения. С тех пор так и повелось… Впрочем, официальная история греческого образования в России ведется с 1685 года, когда два брата-грека, Иоанникий и Софроний Лихуды основали в Москве первое высшее заведение Великой Руси — Славяно-греко-латинскую академию. Кстати, у студентов в этой академии было принято разговаривать между собой на греческом языке — на новом греческом языке. Так что наша кафедра в некотором смысле — ровесница высшего образования в России. А что касается нашего Университета, то греческий язык здесь учат с 60-го года: сначала в виде кружков и факультативов при кафедре классической филологии, затем как серьезную дисциплину. Где-то к середине 80-х годов стало понятно, что некоторым из студентов интерес к Византии и современной Греции мешает сосредоточиться на классических дисциплинах. А в начале 90-х декан факультета профессор Марина Леонтьевна Ремнева и группа наших преподавателей побывали в Греции, где начали налаживать контакты с Афинским Университетом. Появилась идея: расширить программу факультета в направлении современной Греции и Византии. И вот — в 1995 году нашим деканом, М.Л. Ремневой, которая продолжает поддерживать нашу кафедру и сегодня, был подписан приказ о создании сперва отделения, а затем — самостоятельной кафедры Византийской и Новогреческой филологии.

— Название кафедры столь же красивое, сколь и непонятное для тех, кто мало знаком с темой. Расскажите, что изучают ваши студенты?

— Уже из названия понятно, что наша специальность — «византийская и новогреческая филология» — двойная. Византинистика изучает греческий язык, литературу, искусство, культуру и историю Восточной части Римской империи с IV века н.э. до 1453 г. Вообще, Византийская империя — это великолепный материал для изучения. Начать с того, что это государство, прожившее самую долгую в Европе жизнь — одиннадцать веков. Это одна из самых блестящих эпох в истории мира: когда-то Константинополь был политическим, дипломатическим, культурным, экономическим центром тогдашней Экумены. Для западных культур понятие Средневековья связано с темными веками Инквизиции, нападениями варваров, сжиганием ведьм… А в Византии в это же время развивались культура, искусство, литература, образование; переписывались — и таким образом сохранялись — рукописи, изучалось классическое древнегреческое литературное и философское наследие. Можно себе представить, какое влияние оказала Византия на Европу и особенно на Россию, которой она передала православную веру. Так что в каком-то смысле мы изучаем основу основ русской культуры и русской же государственности. Неоэллинистика имеет дело с языком, культурой, литературой и историей современной Греции и Кипра.

— Значит ли это, что ваши студенты совсем не занимаются античной литературой? Древнегреческим?

— Ни в коем случае! В нашей программе древнегреческий язык занимает огромное место: не только как начальная форма языка — то, что должен знать любой филолог, — но и как литературный язык Византийской империи. На нем написано множество трудов той эпоху. Поэтому наша программа условно делится на три части: это не только предметы, связанные с византинистикой или современным греческим языком и литературой. Третья, очень важная составляющая нашей программы — это занятия древнегреческим языком, античной литературой, историей и культурой античности, историей языка.

— А из курса кафедры классической филологии, надо полагать, исчез язык новогреческий?

— Конечно нет. Для них остается важным, как преобразовался тот древней язык, который они изучают. Если уж говорить о принципиальных различиях наших кафедр, то они, скорее, не в наборе предметов, а в специализации.

— Вы имеете в виду профессии ваших выпускников?

— Да. Выпускники классического отделения — это специалисты по латыни и древнегреческому языку. Кроме собственно ученых специальностей и преподавания в Вузах, у них сегодня открываются огромные возможности по преподаванию: появляется все больше и больше гимназий, лицеев — и в каждом из них есть латынь, а иногда и древнегреческий. Это своего рода мода, которая без выпускников «классики» не может существовать. Наши же выпускники, как любые выпускники МГУ, а тем более филологи, — это носители фундаментального образования. Это значит, что самое главное их занятие — это научная деятельность, исследования, в том числе и при кафедре. Помимо чистой науки, впрочем, наши выпускники могут стать переводчиками, референтами: специалистами с глубоким, хорошим знанием иностранного языка.

— Дмитрий Афанасьевич, трудно ли у вас учиться?

— Об этом, наверное, не у меня нужно спрашивать! Честно скажу, — мне кажется, что трудно очень. Представьте себе: предмет нашего изучения — это тексты на иностранном языке. Это значит, что за первые два года обучения студенты должны выучить язык настолько, чтобы он стал или инструментом для изучения текста, или собственно предметом лингвистического исследования. Десять пар древнегреческого и столько же — новогреческого в неделю. Плюс — еще масса предметов, которые изучают только на нашей кафедре. Плюс — общий курс филфака с его высокими требованиями.

— А интересно?

— Фантастически интересно. Есть сферы, настолько хорошо изученные, что молодым ученым заниматься ими попросту скучно. А вот византинистика и неоэллинистика в России, наоборот, сферы настолько неисследованные… Посудите сами. В Библиотеке иностранной литературы существует такая статистика: из 40 самых распространенных языков мира, греческий занимает 39-е место по количеству переводов на русский язык литературных произведений. При том что на 40-м — албанский! И это несмотря на те связи, которые не прекращались с Россией ни в Византийскую эпоху, ни позднее. И это несмотря на богатейшую новогреческую литературу, на то, что два греческих поэта были награждены Нобелевской премией… Ситуация, прямо сказать, трагическая. Зато именно она открывает невероятный простор для деятельности молодых переводчиков.

— Удалось ли за семь лет существования кафедры сделать что-то для исправления этой ситуации: в масштабах Университета, в масштабах России?

— Для этого существует наша издательская программа. У нее два направления: издание научных сборников и переводов. Мы издаем два научных сборника и ряд монографий: публикуем работы студентов, аспирантов, молодых ученых. Так, наша кафедра уже 6 лет подряд организует «Конференцию молодых ученых по византинистике и неоэллинистике». Это, кстати, единственная в стране регулярно проводимая конференция византинистов и первый и единственный на данный момент научный форум неоэллинистов. Поэтому к нам приезжают участники не только из московских вузов, но и из Питера, Екатеринбурга, Симферополя, Киева. А кафедра выпускает сборник с публикацией докладов студентов и аспирантов на этой конференции. Также существует научный ежегодник кафедры «Московия; проблемы византийской и новогреческой филологии», где публикуются труды наших профессоров и самые хорошие работы наших аспирантов вместе с научными статьями самых выдающихся византинистов и неоэллинистов мира, которые сотрудничают с нами. А в серии «Греческая библиотека» мы планируем собрать шедевры новогреческой литературы в русском переводе. В нашей серии впервые в России вышло собрание сочинений самого известного в мире греческого поэта К.П. Кавафиса. Да не только в России — даже в Греции не существует такого полного собрания сочинений Кавафиса в одном томе. Не так давно к столетию со дня рождения греческого поэта-сюрреалиста и психоаналитика А. Эмбирикоса мы выпустили книгу его избранных трудов, а составление, перевод и комментарии делала одна из первых и самых одаренных выпускниц кафедры — Елена Сартори. Сейчас она готовит огромную антологию греческих сюрреалистов — также самую большую не только в России, но и в Греции. Это будет том приблизительно в восемьсот страниц, который лично для меня имеет очень символическое значение. На ее страницах встречаются три поколения переводчиков: поколение Софьи Ильинской и ее переводы Элитиса, ее ученики — Евгения Смагина, Ирина Ковалева и, наконец, поколение наших студентов. Это ли не самое наглядное продолжение традиций, своеобразный мастер-класс? Еще в наших планах — книга «Сцены из жизни Максима Грека» современного греческого прозаика Мицоса Александропулоса, сборник переводов писателя XIX века Эммануила Роидиса, знаменитейший роман Костаса Тахциса «Третий венец», давным-давно переведенный на десятки языков мира и наконец обретающий и русскую версию. Да, а буквально на днях уже появится книга практически не известного в России и малоизвестного в Греции поэта Мильтоса Сахтуриса в переводе Ирины Ковалевой. Это будет нечто совсем новое для любителей поэзии, невероятно впечатляющее и своеобразное…

— Может ли молодой ученый, занимаясь здесь, в России — в наших библиотеках и архивах… скажем, внести вклад в мировую науку?

— В наших библиотеках огромное количество греческих рукописей самых разных эпох. По их количеству Россия вместе с Великобританией занимает четвертое место в мире после собственно Греции, Италии и Франции. А это несколько тысяч неизученных рукописей! Документы же из российских архивов, касающиеся греческой истории XVI-XX веков, — вещь вообще уникальная! Греки часто говорят, что в истории государства та глава, которая посвящена периоду турецкого господства — с XV по начало XIX века — еще не написана: настолько мало известно об этой эпохе. Я могу сказать, что не написана она отчасти и потому, что историки двадцатого века не имели доступа к российским архивам. Блестящие исключения из этого утверждения — это как раз российские ученые: наш профессор Б.Л. Фонкич, доктора исторических наук Г.Л. Арш, О.В. Соколовская, А.А. Улунян. Кстати, огромные библиографические ресурсы для исследований можно найти не только в центральных библиотеках, но и в нашей собственной библиотеке кафедры.

— Что это за библиотека? Какие материалы можно найти в ней?

— Прежде всего как научную (журналы, сборники, монографии, справочники), так и художественную литературу (практически всех новогреческих авторов), а также множество изданий византийского периода. В фондах библиотеки — масса информации для дипломов, курсовых, преподавательских исследований — чуть ли не все, что может понадобиться студенту во время учебы. Логично, что наша библиотека объединена с ресурсами классической кафедры: нас могут интересовать древние книги, их — современные. Никакого конкретного бюджета для нее не выделяется. Ее большая часть — это дары издателей и фондов. И все же сегодня наша совместная библиотека — это больше семи тысяч томов: больше 30 серий научных журналов, и среди них — такие раритеты, как, например, подборка выпусков журнала по новогреческой литературе, «Nea Estia» («Новый очаг»), за полтора столетия — без единого пропуска! Есть вещи, которых не найдешь больше нигде в России. Получается, что это самая большая и богатая из публичных библиотек Восточной Европы по этой тематике.

— Ваша библиотека доступна только для студентов ваших кафедр?

— Нет, не только. Любой человек, кто хочет проводить научную работу в области античности, Византии или современной Греции, в том числе по вопросам культуры, искусства, — милости просим, наш читальный зал библиотеки всегда доступен для каждого.

— Дмитрий Афанасьевич, как к вам поступить?

— Как на любую другую кафедру филфака МГУ: подавать документы и сдавать экзамены в начале каждого лета. Это сочинение, история, иностранный язык и русский с литературой. У нас предусмотрено 5 бюджетных мест для первокурсников и возможность учиться на контрактной основе для тех, кто не набрал на экзаменах необходимых баллов.

— Во время сдачи экзаменов абитуриент уже должен определиться в выборе кафедры?

— Да, несмотря на то, что вступительные экзамены общие со всем факультетом.

— Расскажите о ваших первокурсниках. Как они выбирают вашу кафедру? Каким образом в 16-17 лет человек уже определяет для себя, что всю жизнь будет заниматься такой необычной и узкой сферой науки?

— Первокурсники приходят к нам с разными интересами: кому-то интересна византийская традиция, с которой он познакомился в своей школе, церковной гимназии и прочее. Правда, нужно понимать, что здесь они попадают в исключительно светское заведение, а не в подобие духовной академии. Другие — их большинство — заинтересованы современной Грецией. Кто-то ездил туда на отдых и был очарован страной, народом, языком. Кто-то любит греческую музыку, кто-то видел фильмы... Кстати, надо сказать, что, когда студенты поступают к нам, многие довольно слабо представляют себе свои перспективы и свою специальность. Но уже в течение года все они становятся очень большими патриотами кафедры. Они просто живут жизнью кафедры, становятся замечательным студенческим братством.

— Что же нужно сделать руководству кафедры или профессуре, чтобы среди учащихся сложилось такое братство?

— Мне кажется, что в первую очередь их очень объединяют поездки, стажировки, в которые они отправляются все вместе. А ездят наши студенты, прямо сказать, много и часто: от пяти до десяти поездок в университеты Афин, Салоник, Крита, Янины, Кипра за период обучения. На первом-втором курсах это общие языковые стажировки, а дальше они сами выбирают себе университетские программы, темы, над которыми они будут работать, формулируют вопросы, по которым они будут консультироваться с тамошними профессорами. Можно сказать, что ребята наши прямо-таки избалованы обилием стажировок и очень сильным преподавательским составом. Так вот, из этих поездок они возвращаются уже сложившимися компаниями, рисуют какие-то стенгазеты, пишут репортажи о том, что видели. Не так давно по собственной инициативе — никто ведь не заставлял и вознаграждения не обещал! — они сами создали собственный греческий хор: серьезно в нем занимаются, уже успели дать несколько концертов, в том числе и перед Президентом Греции и главой Греческой церкви во время их официальных визитов в Москву.

— Вернемся к «избалованности» студентов составом преподавателей на кафедре. Ваша профессура — кто они?

— О, нашими преподавателями можно очень долго хвастаться. Каждый из них — это знаменитое имя в истории русской науки: Михаил Бибиков, Сергей Иванов, Дмитрий Афиногенов и многие другие. У нас ведет занятия еще мой преподаватель, стоявший, кстати, у истоков нашей кафедры, — профессор Борис Львович Фонкич: единственный российский гражданин — член Афинской Академии, а также почетный профессор Фессалоникского университета им. Аристотеля. Практически на общественных началах нам помогает выдающийся неоэллинист и балканист профессор Татьяна Владимировна Цивьян. Правда, здесь существует еще одна проблема. Мне кажется, что сколько бы ни было у нас прекрасных и добросовестных профессоров на кафедре, но изучение такого редкого языка и предмета в стране, столь далекой от Греции, подобное образование все равно будет иметь какие-то пробелы. Поэтому мы стараемся, чтобы лекции или целые курсы у нас вели также и приглашенные профессора из крупнейших университетов мира, дополняя таким образом учебный план. У нас побывал сам «патриарх» византийских штудий профессор Гарварда Игорь Иванович Шевченко. Из Италии приезжал самый известный неоэллинист Марио Витти. Всего за семь лет существования кафедры у нас побывали 25 профессоров, некоторые из них — не по одному разу. Кстати, такая традиция приглашать «гостей», даже в европейских ВУЗах, изучающих нашу специальность, существует далеко не везде. Добавлю, что на постоянной основе на кафедре работает преподаватель из Афин М. Пацис, и довольно скоро мы ждем еще одного специалиста по новогреческой литературе А. Зисиса из Янинского университета, который приедет к нам также на несколько лет.

— Есть ли у вас данные о том, чем занимаются ваши студенты по окончании университета?

— Самые подробные. Судьба наших выпускников нас особенно интересует, и мы делаем все, что в наших силах, чтобы содействовать их карьере. Поговорим, например, о девяти наших первых выпускниках 2000 года. Пятеро из них поступили в нашу аспирантуру. Одна девушка учится в аспирантуре Академии наук, а единственный на курсе молодой человек продолжает образование как аспирант в Миннеаполисе. Еще двое живут сейчас за границей: одна — в Греции. Выходит, что большая половина студентов стали аспирантами и, соответственно, продолжают свою научную карьеру. Правда, это не значит, что они не работают: они занимаются частными уроками, переводят, преподают в школах. Одна-единственная научная работа сегодня не дает достаточных средств к жизни, приходится выкручиваться — а греческий пока дает такую возможность.

— Дмитрий Афанасьевич, известно, что на вашей кафедре можно не только учиться языку и литературе, но и сдавать экзамены на знание новогреческого. Что это за процедура? Кто может сдать этот экзамен?

— По поручению греческого Министерства образования, Фессалоникского университета им. Аристотеля и Института греческого языка наша кафедра имеет право проводить экзамены и выдавать международный сертификат знания греческого языка. Речь тут идет не только о наших студентах, но и о любых людях, в той или иной степени знающих новогреческий язык и желающих подкрепить это знание официальным документом. Такие экзаменационные центры в России есть только у нас и в Краснодаре, при Кубанском университете.

— Что дает обладание таким сертификатом?

— Это международный документ, который, где бы вы ни находились — не только в России или в Греции, но и во Франции, Англии, Германии — свидетельствует о знании греческого на каком-либо уровне. Уровней таких всего четыре. Этот сертификат дает право работать переводчиком, преподавать язык и так далее. Для студентов это особенно важно, поскольку такой документ сейчас уже стал необходимым для получения стипендий греческих фондов.

— А что нужно сделать желающим сдать такой экзамен?

— В этом году прием документов уже окончен. А на следующий год нужно до конца марта обратиться к нам на кафедру, сдать документы и в середине мая пройти сами экзамены. То же самое относится к нашим будущим абитуриентам — звоните к нам на факультет, выясняйте подробности, сдавайте экзамены в начале июля и приходите к нам, на 10-й этаж, в 1051 аудиторию — учиться. Будет интересно. Обещаю.

Беседовала Т. ГОРОДНАЯ

Кафедра византийской и новогреческой филологии при филологическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова

Основана в 1995 г. Первые студенты поступили в сентябре 1996 г. Специальности: филолог. Преподаватель греческого языка и литературы. Переводчик. Ежегодное зачисление на бюджетной основе: 5 человек. Есть возможность контрактного обучения. Заведующий кафедрой: доктор филологических наук Яламас Дмитрий Афанасьевич. Условия поступления: общие для поступления на филологический факультет МГУ сочинение, история, иностранный язык, русский язык, литература. Подача документов - с начала июня. Экзамены проводятся с начала июля. Приемная комиссия: 119899 Москва, Воробьевы горы, 1-й корпус гуманитарных факультетов, ком. 904, 974. Тел.: 939-27-82, 939-32-76. Информация о кафедре: ком. 1051. Тел. 939-20-06 (Тресорукова Ирина Витальевна).

Профессор Д. Яламас и ст. преподаватель А. Михайлова с группой студентов в библиотеке кафедры

назад >>> 

 © 2002-2003,
 ГРЕЧЕСКАЯ
 ГАЗЕТА