На Главную :: Греческая газета :: Сетевая версия

АРХИВ 2002 - 2003

23.03.19

  Дружба
Вне времени
и режимов
 

 Кала
Христугенна
И веселого
Нового года!

 Оазис
безопасности
Греция

АРХИВ
весь архив >>>  
КАРТА САЙТА
  ГЛАВНАЯ
  ПОСЛЕДНИЙ НОМЕР
  АРХИВ
  О ГРЕЦИИ
  СТАТЬИ
№6 Январь 2003 года
КОПЕНГАГЕНСКИЙ САММИТ 
 
Двойная победа Афин и Никосии в Копенгагене

 

Сергей ЛАТЫШЕВ

Двойной победой Афин и Никосии завершился саммит Евросоюза в Копенгагене, ключевыми пунктами которого было утверждение кандидатур 10 стран на принятие в ЕС и прежде всего кандидатуры Кипра, самой сложной в политическом отношении.

Первая победа Афин и Никосии — окончательное добро на «чистое» принятие Кипра в ЕС. В течение десятилетий это было стратегической целью внешней политики и Греции, и Кипра. Отныне проблема турецкой оккупации севера Кипра станет проблемой в отношениях между ЕС и Турцией. И Греции, и Кипру, заметно уступающим по силе и мощи Турции и постоянно становившимся объектом угроз и провокаций со стороны Анкары, удалось, несмотря на неоднократно высказывавшееся европейцами нежелание именно такого развития событий, «спрятаться за спину» Европы, с которой теперь и предстоит во многом иметь дело туркам. Причем лидеры новой администрации Турции своими неумелыми дипломатическими акциями в Копенгагене уже нажили себе в ЕС немало недоброжелателей, даже среди тех, кто им в общем-то симпатизировал.

Вторая победа выражается в том, что усилия ООН и ЕС по принципиальному решению кипрской проблемы в Копенгагене... провалились, причем исключительно и прилюдно по вине турецкой стороны.

Напомним, что план Генерального секретаря ООН подразумевал существование на острове трех государств: «общего государства» и двух равноправных «составляющих государств» — греческого и турецкого, хотя созданная турками на оккупированной ими части острова т.н. «Турецкая республика Северного Кипра» остается никем не признанной в мире в отличие от жертвы агрессии — Республики Кипр. «Общее государство» обладало бы единым международным юридическим лицом, суверенитетом, являлось бы членом ООН, ЕС и т.д.

Греки-киприоты и Афины очень опасались, что по предложению Кофи Аннана кипрская проблема будет решаться в Копенгагене «в пакете» со вступлением Кипра в ЕС на таких невыгодных для них и благосклонных для турок условиях.

Теперь, когда такой «увязки» уже нет, для греков и греков-киприотов открывается уникальная возможность «поторговаться» и добиться для себя наилучших условий, поскольку Анкара отныне сама становится крайне заинтересованной в ее решении. Ведь без этого у Турции просто нет шансов на присоединение в будущем к ЕС, что является главной целью ее внешней политики. Наконец, в отличие от ситуации до Копенгагена Европа уже не будет давить на греков, добиваясь скорейшего принятия плана Аннана, так как большинство европейских стран на самом деле не хотят приема Турции в ЕС и будут рады, если она не сможет выполнить необходимые для этого условия.

Характерно, что к декабрю 2004 года, когда европейцы под давлением США и в виде «аванса» турецким реформаторам пообещали начать с Анкарой переговоры о вступлении Турции в ЕС, если она практически выполнит до этого ряд сложных и принципиальных условий, Республика Кипр, то есть греческий Кипр, уже будет полноправным членом ЕС, так что и Никосия, и, конечно же, Афины смогут влиять на процесс приема Турции изнутри, заблокировав его в случае необходимости.

Следует сказать, что Афины достигли в Копенгагене еще одного успеха: несмотря на вышеописанные неудачи турецкой дипломатии, грекам удалось сохранить и даже отчасти укрепить свои отношения с Турцией. Дело в том, что Греция выступила фактически в роли ее «союзника» при обсуждении даты начала переговоров с Анкарой о вступлении в Союз. По этому вопросу мнения членов Евросоюза разделились. В то время как большинство стран — членов ЕС поддерживали Германию и Францию, хотевших начать такие переговоры с Турцией в середине 2005 года в случае практического выполнения ею необходимых условий, ближайшие европейские союзники покровительствующих Турции США — Британия и Италия — полагали возможным согласиться на откровенно необоснованное требование Турции о начале переговоров в 2003 году.

Греция предложила компромисс — начать их в 2004 году, и именно такое решение было принято на саммите. Вернувшись в Анкару, турецкие лидеры Тайип Эрдоган и Абдуллах Гуль, несмотря на все разочарование результатами саммита, публично выразили свое удовлетворение этим сроком. Вряд ли они признают крупнейшую ошибку, которую совершили в Копенгагене, когда, пытаясь добиться скорейшего принятия Турции в ЕС вместе с Кипром, не только греческим, но и турецким, они одновременно запугивали Европу тем, что, приняв лишь часть разделенного острова, европейцы, дескать, получат в наследство его застарелую политическую проблему и что Турция этого так не оставит. По мнению многих наблюдателей, турецкие политики позволили себе говорить с Европой языком, на котором они привыкли общаться с соседними малыми странами, а фоном для этих заявлений были ежедневные и небывало массовые нарушения турецкими военными самолетами зоны ответственности Афин (ФИР) в воздушном пространстве над Эгейским морем и имитация боев с вылетавшими им на перехват греческими истребителями, о чем позаботились турецкие генералы. Эрдоган даже пригрозил, что если ЕС не примет условия Турции, то она присоединится к... Соглашению о североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА). Подобное поведение вызывало у европейских лидеров ироническую усмешку, а то и раздражение. «Я всегда говорю, что Америка очень щедра, предлагая Турции членство в ЕС, но Америка пока еще сама не является его членом», — заявил Крис Паттен, комиссар по внешним связям ЕС. Однако Европа — не маленькая Греция, и она не испугалась турецких угроз, а бесцеремонное вмешательство в диалог ЕС с Турцией президента США Джорджа Буша на стороне Анкары, несомненно, оказало туркам медвежью услугу. Ведь все здесь хорошо понимают, во что превратится старушка-Европа, если в нее вольется страна, которая по своим размерам почти с Германию, преданно следует политике США, страна, где отсутствует свобода слова, нарушаются права человека и нацменьшинств и всем заправляет армия. Не говоря уже о том, что это мусульманская страна с быстро растущим населением...

А вот Греция — причем в весьма неблагоприятных условиях — добилась многого. Отправляясь в столицу Дании, греческий премьер Константинос Симитис сказал, что перед Грецией стоят следующие задачи: содействовать вступлению Кипра в ЕС, решению застарелой кипрской проблемы и определению даты начала переговоров Турции с ЕС о ее вступлении в Союз. Вернувшись из Копенгагена, он заявил, что саммит завершился «успехом», а глава МИД Греции Георгиос Папандреу объявил, что открылся «новый путь в будущее Кипра и Греции, в то время как отношения с Турцией также изменились к лучшему».

Можно отметить также, что Афины не только не воспользовались в Копенгагене своим правом вето, чтобы заблокировать расширение ЕС, если в него не будет безоговорочно принят Кипр (хотя здесь раздавались угрозы поступить именно так), но и вместе с Никосией очень расчетливо воздержались от критики плана Аннана в целом невыгодного для греков. Вместо этого, пойдя на очевидный риск, правительство Греции объявило этот план «исторической возможностью» решить проблему Кипра и заявило о готовности вести на его базе переговоры.

В этой ситуации турки, как подтвердили и драматические события в Копенгагене, оказались совершенно не на высоте. Они медлили с принятием предложений Аннана, явно озадаченные такой неожиданной готовностью греков принять заведомо невыгодный для них план, заподозрили в этом какой-то подвох. А потом сделали вывод, что можно «набить себе цену» и решить не только свои проблемы на Кипре, но заодно и проникнуть в ЕС с «черного хода». И тут они просчитались и не заметили, что греки «выманили» их на незнакомое «европейское поле», где действуют правила игры и механизмы, прекрасно освоенные Симитисом и Папандреу, но мало известные Эрдогану и Гулю. Греческая сторона, действовавшая как единая команда, умело использовала и раскол в турецкой правящей элите по проблеме кипрского урегулирования и перспективам вступления Кипра в ЕС, и упрямую несговорчивость больного лидера турок-киприотов Рауфа Денкташа.

В результате турки так и не успели согласиться со столь выгодными им предложениями Аннана в требуемые сроки, и партнерам Греции по ЕС уже ничего не оставалось, как начать процедуру приема в Союз разделенного Кипра, чего до этого они всегда хотели избежать. А ведь если бы Денкташ и стоящая за ним Анкара согласились с предложением Аннана подписать в Копенгагене соглашение о создании предлагаемого им нового государства на Кипре, которое бы стало фактически «свидетельством о смерти» ныне существующей Республики Кипр, они бы тем самым не только укрепили свои позиции на будущих переговорах по кипрскому урегулированию, но и улучшили бы шансы на прием Турции в ЕС. Кстати, негибкость, проявленная Анкарой, вызвала недовольство в турецкой части Кипра, где состоялась небывало крупная демонстрация коренных турок-киприотов, потребовавших от Денкташа убраться с острова и не мешать их приему в ЕС вместе с остальным Кипром.

Можно быть уверенным в том, что теперь, когда Никосии предложено наконец членство в ЕС, греки ужесточат подход к предстоящим переговорам с турками по кипрскому урегулированию. Вряд ли бы у Афин и Никосии прошел этот блеф, если бы в верхах Турции было единство и оппонентом Папандреу оставался Исмаил Джем. Недавняя смена режима в Турции, несомненно, сыграла на руку Кипру и Греции. Теперь же на «линии огня» между Афинами и Никосией, с одной стороны, и Анкарой — с другой, находится ЕС, и турки уже не смогут «открыть по грекам огонь».

Реакция в Греции на итоги саммита в Копенгагене, как и следовало ожидать, в основном положительная. Все парламентские политические партии страны, кроме всегда всем недовольной Компартии Греции, а также влиятельная в стране и нередко критикующая правительство Греческая православная церковь одобряют действия правительственной делегации в Копенгагене. Такие же оценки дает и большинство органов печати. «Возможно, впервые внешняя политика Греции явно переиграла в прошлом империалистическую державу и переоцениваемую турецкую дипломатию. Вступление Кипра в ЕС, успех греческих усилий и неспособность Турции понять работу европейских институтов, ее левантийский, базарный тип ведения переговоров показывают слабости Анкары, а также путь, по которому должна следовать греческая политика, — пишет влиятельная независимая газета «Катимерини». — Оказавшись заложницей своих внутренних противоречий, Турция потерпела двойное дипломатическое поражение на саммите ЕС в Копенгагене, будучи побежденной как на уровне отношений с ЕС, так и на уровне членства Кипра в ЕС. Это, возможно, произошло потому, что на обоих фронтах Анкара решила применить свою хорошо известную тактику шантажа. Однако на этот раз ей противостояла не какая-то соседняя страна, а Европейский Союз».

Все эти события несколько заслонили тот весьма немаловажный факт, в том числе и для отношений Греции и ЕС с Турцией, что после Дании очередным председателем ЕС становится на следующие полгода Греция. Все 10 новых членов ЕС подпишут соглашение о вступлении в Союз в Афинах 16 апреля 2003 года.

Конечно, Греция не является большой страной Евросоюза, и основные направления его политики будут по-прежнему формулироваться в Брюсселе, Берлине и Париже. Тем не менее из-за ситуации с Кипром и внутриполитических проблем (в Греции не за горами парламентские выборы) лидер страны и правящей партии ПАСОК, у которой на внутриполитическом фронте не много успехов, намерен полностью использовать возможности повышения популярности правительства, предоставляемые председательским креслом в ЕС. Он уже объявил, что в следующие полгода объедет столицы всех теперь уже 25 стран ЕС.

Помимо обеспечения «гладкого» вхождения Кипра в ЕС, значительное внимание Греции в этот период будет уделено созданию Европейских сил быстрого реагирования (ЕСБР) численностью 60 тыс. человек. Афины уже продвинулись вперед на этом пути, ибо полгода председательствовали при обсуждении данной проблемы вместо полунейтральной Дании. А теперь, после недавнего решения с Турцией вопроса об использовании инфраструктуры НАТО в регионе, за исключением территории Кипра, приведение в «операционную готовность» евроармии, как ожидается, пойдет особенно быстрыми темпами. Для Греции, как отмечалось в октябре на неформальной встрече министров обороны стран ЕС на Крите, особую важность представляет «средиземноморское измерение» европейской оборонной политики. В интервью корр. ИТАР—ТАСС министр национальной обороны Греции Иоаннис Папандониу отметил, что Афины на посту председателя союза намерены содействовать развитию ныне отсутствующего военного сотрудничества между ЕС и Россией.

В специально подготовленной к критскому форуму брошюре министерства национальной обороны Греции подчеркивается, что Афины видят своей основной целью усиление обороноспособности ЕС, создание гибкой оборонной структуры, способной эффективно отвечать на новые угрозы и изменения в области безопасности. Как писал в предисловии к брошюре Папандониу, «заявленные Европейским Союзом приоритеты преследуют цель обеспечения его оперативной автономии в вопросах обороны и безопасности в сочетании с процессом принятия самостоятельных решений. Развитие событий на международной арене как на глобальном, так и региональном уровне, требует обладания потенциалом, позволяющим дать гибкий военный ответ и обеспечить комплиментарность и взаимную поддержку в оборонном планировании. Укрепление международной роли ЕС через усиление его военного потенциала станет важным вкладом в укрепление мира, безопасности и стабильности во всем мире, продвигая в то же время вперед процесс политической унификации ЕС».

В брошюре также указывается: «Главная цель Греческого Председательства в проведении европейской политики безопасности и обороны (ЕПБО) — сделать ЕС способным самостоятельно инициировать операции по урегулированию гражданских и военных кризисов, в которые НАТО как таковая не вовлечена. Цель состоит в том, чтобы в 2003 году ЕС смог выставить не менее 60 тыс. человек для осуществления т.н. «Петерсбергских задач»: операции по гуманитарной помощи, спасению, поддержанию и установлению мира, включая принуждение к миру». Особо подчеркивается, что «Греция предпримет все усилия для того, чтобы добиться реального продвижения вперед в достижении цели создания военного потенциала ЕС», а также продвижения вперед ряда «интересных инициатив», таких, как «Средиземноморское измерение Европейской политики безопасности и обороны», политика разъяснения ЕПБО общественному мнению, развитие общего механизма подготовки и выработки стратегии поддержки ЕПБО через космическую технологию и ее применение.

Среди других задач называются, в частности, политика усиления «устойчивого развития» стран ЕС, поддержки мер по увеличению «занятости и социальной сплоченности». По словам министра труда и страхования Димитриса Реппаса, Греция намерена, в частности, внести в Конституцию ЕС положения о социальной защите и правах трудящихся, провести саммит по вопросам развития социального диалога между правительствами, работодателями и трудящимися. Поскольку правящая в Греции партия ПАСОК считается социалистической, а парламентские выборы могут состояться вскоре после завершения Греческого Председательства в ЕС, такого рода мероприятия можно считать естественными, однако они вряд ли окажут глубокое воздействие на деятельность ЕС.

назад >>> 

 © 2002-2003,
 ГРЕЧЕСКАЯ
 ГАЗЕТА