На Главную :: Греческая газета :: Сетевая версия

АРХИВ 2002 - 2003

23.03.19

  Дружба
Вне времени
и режимов
 

 Кала
Христугенна
И веселого
Нового года!

 Оазис
безопасности
Греция

АРХИВ
весь архив >>>  
КАРТА САЙТА
  ГЛАВНАЯ
  ПОСЛЕДНИЙ НОМЕР
  АРХИВ
  О ГРЕЦИИ
  СТАТЬИ
№6 Январь 2003 года
ГРЕКИ В РОССИИ 
 
Греки в «табаке»

 

Я, Сидиропулос Никос Христофорович
Год рождения — 1959-й
Место рождения — СССР
Точнее: Казахстан, Алма-Атинская область
Еще точнее: поселок Панфиловский — табаководческий совхоз, что в 15 км от Алма-Аты по Кульджинскому тракту, образцово-показательное социалистическое хозяйство.

В русской пословице «хлеб — всему голова». Здесь всему голова был табак. Все, от мала до велика, были вовлечены в этот труд: парники, табачные массивы, сараи, сушка и прочая...

Греки в «табаке» до репатриации на историческую родину составляли абсолютное большинство: сюда, с территории Греческого района, их «направила» в начале сороковых Советская Родина.

Директор совхоза, сам родом с Кубани, уважал и греков, и их традиции, и их трудолюбие. Ценил их и за то, что прекрасно разбирались в табаководстве.

Здесь прошли детские годы: в 1968 году мы переехали в Алма-Ату, но чувство малой Родины ощущаю только здесь... Я люблю их — этих переселенцев с единой территории «Греческого района»… Я безумно люблю их всех — этих чудных стариков, которые и по сей день помнят, «кто я и чей сын». Люблю свое село — вернее, память о том, прежнем селе 60-х годов. Сейчас греков в селе не так много. Табаков нет. Осталось кладбище, куда приезжают на родительский день родные, дети, братья… И те легенды, которые навсегда остаются в памяти у нас, ныне сорокалетних братишек и сестренок.

До третьего колена

Мои родители:
Сидиропулос Христофор Апостолович, 1924 года рождения
Сидиропулос (Драгоманиди) Елизавета Николаевна, 1927 года рождения
Греческоподданные. Место рождения — Краснодарский край, Россия.
Родители отца: Сидиропулос Апостол Пантелеевич, 1895 года рождения, уроженец г. Трапезунд в Турции; Анна Андреевна Сидиропулос (Аравиди) Родители матери:
Драгоманиди Николай Дмитриевич, Драгоманиди Пелагея Савельевна, 1887 года рождения. Уроженцы Турции, Трапезундского вилайета. Как и множество внуков, которых деду не довелось увидеть, назван в его честь и я.

Красивые легенды… и страшная жизнь

Дед Апостол — почти легендарная фигура, о которой в семье рассказывали часами… Профессия деда — пекарь. Был высок, статен, все в его руках «горело». За это, а еще за быстрый, широкий шаг его называли Апостол-Норд-Ост (по имени ураганного северо-восточного ветра).

В 1918 году начинается его жизнь в Краснодарском крае — следствие массового истребления христианского населения в тогдашней Турции со стороны младотурков и кемалистского правящего режима. Это был исход греческого населения, покидающего Понт, где тысячи лет жили их предки, в Россию, к единоверцам. Но те провозгласили религию «опиумом» и придумали новую веру и новых богов…

Дед был арестован 1 января 1938 года по надуманному обвинению в нелояльности к сталинскому режиму. Погиб 28 января этого же года в казематах НКВД г. Краснодара. Арест моего деда и других его соплеменников чекисты могли бы назвать «Операцией «С Новым годом»… Погиб и его брат Ставрос — руководитель военной комендатуры. Все они полностью реабилитированы (посмертно) после ХХ съезда КПСС.

Тогда же был арестован и бабушкин брат Панайот, чудом уцелевший. Именно он принес своей родной сестре Анне черную весть о гибели ее мужа Апостола. И вот — лишившись главы семьи, оставшиеся в живых переселяются в станицу Крымскую — административный центр единственного в СССР Греческого района. А многочисленным бабушкиным родственникам — Аравиди удалось оформить в Москве документы на отъезд в Грецию. Сестру пришлось оставить одну — с подростками-детьми на руках. Но она выжила сама и растила детей: Константина (1920), Христо (1924), Сократа (1926), Зою (1932), Василия (1936).

…Образ бабушки Анны (у нас сохраняется маленькая карточка с ее изображением) унаследовала моя сестра, тоже Анна, черточка в черточку повторившая ее внешность: красивые светлые черты лица, по-настоящему величавая осанка. Дочери дяди Кости и тети Зои также названы в ее честь.

Дядя Костя

Дядя Костя в 1940 году женится и переезжает из материнского дома в станицу Холмскую в 5 км от Крымской и становится пекарем — так же, как и отец. Именно эта профессия сыграла страшную роль в истории семьи Сидиропуло.

В 1942 году Анна Андреевна и ее дети — все, кроме Кости — депортируются, как и десятки тысяч других греческих семей, в Алма-Атинскую область Казахстана. В тот день, когда семью погружали в вагоны эшелона, отправляющегося в бескрайние казахстанские степи, Костя с самого рассвета работал в пекарне. Не зная ни о чем, находясь за несколько километров от своих… Когда до Холмской дошли слухи о депортации, кинулся к ближайшим станциям, но впустую. Через несколько дней и он со своей семьей отправляется в дальний путь: Красноярский край, деревня Сорокино. До конца своих дней (умер 5 мая 1998 года в Афинах) он корил себя за то, что не смог уехать тогда летом 1942 года вместе с матерью и младшими братьями, сестренкой. Если бы он был с ними, то, возможно, не погибла бы в 47-м году мать от рук подонков-мародеров и 8-летний Василий в 44-м — от голода... (Мой отец в 43-м ушел на войну добровольцем и вернулся только после гибели матери).

Константин нашел семью лишь через 15 лет, в 1957 году, уже после ХХ съезда.

…Жизнь сделала его ярым антикоммунистом. Ежегодно приезжая к нам в Алма-Ату из Джамбула, куда он переехал в 1959 году из Сибири, он сводил все разговоры к анафеме «Родной Партии, его боевого штаба ЦК и лично всех привходящих генсеков!», что навевало священный ужас на моего отца и вызывало негодование его племянника — пионера, комсомольца, члена партии — то есть меня!

Последнее «испытание» мне дядя устроил за несколько дней до своего отъезда в Грецию в ноябре 89-го. Уже были оформлены документы, приобретено гражданство, заказаны билеты на поезд с Киевского вокзала и вдруг:
— Нико, хочу завтра пойти в Мавзолей. Поведи меня.
— Но ты же никогда не хотел…

И все-таки мы пошли. Выстояли в длинной очереди. Прямо перед самым входом, на глазах у почетного караула, дядя вдруг снял шапку, осенил себя троекратным крестным знамением и со словами: «Наконец-то я тебя, Дьявол, увижу» — шагнул внутрь. Признаюсь, тогда я был очень зол на него. В 1989-м все еще могли не выпустить его, могли отыграться на нас, остающихся…

Сейчас понимаю: то была его месть, и месть справедливая…

Никос СИДИРОПУЛОС

назад >>> 

 © 2002-2003,
 ГРЕЧЕСКАЯ
 ГАЗЕТА